В Беларусь за "легким паром" приезжают из Сиднея и Сан-Франциско

Интервью Геннадия Мороза:
6-8 апреля, в рамках Международной специализированной выставки «Деревянное и каркасное домостроение — 2017», в Беларуси впервые состоится чемпионат. Почему он пройдет среди любителей и станет ли со временем профессиональным? Известна ли белорусская баня за пределами нашей страны и откуда к нам приезжают за «легким паром»? Как правильно строить и принимать баньку? Ответы на эти и многие другие «банные» вопросы для журнала "Современное строительство" ответил белорусский банщик, основоположник возрождения отечественной традиции парения Геннадий Мороз.
— Геннадий, как возникла идея проведения Первого белорусского народного чемпионата по парению?



— «Банные» чемпионаты, как профессиональные, так и любительские, регулярно проходят в Прибалтике, Украине, России. Нашу страну банное соревновательное движение пока затрагивало в меньшей степени. А ведь белорусская традиция парения не менее интересна, чем, например, широко растиражированная русская баня. Есть у нас и профессиональные парильщики, и современная банная школа. А чемпионата — нет. Свои соревнования, правда, периодически проводит белорусский клуб «Сауна спорт», но, на мой взгляд, о пользе именно классической паровой бани представление у нас ещё довольно смутное.

Золотое правило правильного парения — сумма показателей температуры и влажности не должна превышать 120. Если температура в парной 60°, то влажность нужна 60%.
— Что же такое «правильная баня»?



— Оздоровительная баня — это умеренная температура (45- 60°C) и правильный баланс тепла и влажности. Сухая сауна с очень высокими температурами, в конце ХХ века значительно потеснившая паровую баню, далека от настоящей финской. Аутентичная сауна, которую и сейчас можно встретить в финских деревнях, во многом похожа на русскую баню: горячие камни, дрова, веники. По-белорусски — лазня, по-русски — баня, по-фински — сауна, по-литовски — пиртес, но суть, в общем-то, одна. То, что понимают под сауной современные горожане по всему миру, появилось в 20-х годах прошлого века, когда изобрели электронагреватели. Отказавшись от дров, люди превратили сауну из полезной процедуры во вредную: сухой обжигающий воздух (в современных саунах температуру нагоняют до 100- 120°C) наносит серьезный вред как дыхательным путям и легким, так и всему организму. Я — сторонник паровой, классической для славянской культуры бани. Мы подбрасываем на камни воду и получаем пар, соединение четырех стихий — огня, земли (нагретые камни), воды и воздуха. И этим паром воздействуем на нашего гостя. Золотое правило правильного парения — сумма показателей температуры и влажности не должна превышать 120. Если температура в парной 60°, то влажность нужна 60%.

Чем белорусская баня отличается от более растиражированной в мире русской? И в чем отличие белорусской традиции парения от украинской?



— Банные традиции Беларуси, Украины, России, Прибалтики уже давно перемешались. К тому же, в последние десятилетия мы активно ездим друг к другу в гости и обмениваемся опытом. Что-то из белорусских банных традиций, например, прижилось в Татарии, что-то мы взяли во время семинара мастеров пара из Челябинска… На международных чемпионатах я часто узнаю свои движения веником и разработанные мною технологии парения, которые показывают незнакомые мне участники, никогда не бывавшие в Беларуси. Постоянно добавляется что-то новое: например, мы придумали льняные мешочки с травами — наш ответ тайским СПА-традициям. Но если говорить об основных чертах белорусской «лазнi», которые сохранились из глубин веков, то на нашей земле всегда любили березовые веники, в отличие от россиян и украинцев, предпочитавших дубовые. Это связано с тем, что у нас во время парения больше использовалась так называемая «натирка» — массажные, протирающие движения, а не ударная техника работы веником. Еще одна особенность моего видения бани — большое количество воды на одного человека: за один заход — до 50 литров. И это классно! Вода смывает и физические, и эмоциональные проблемы, возвращает душу в состояние гармонии, а тело — к первородству.

Важная часть современных белорусских банных традиций — ваша авторская программа «Пар Мороза». В чем ее суть?



— Моя методика основана на контрасте — чем сильнее мы нагреваемся, тем сильнее охлаждаемся. При посещении парной крови в капилляры поступает на 30% больше, чем в повседневной жизни. Кровь уходит от внутренних органов, приливает к коже, человек активно потеет, из организма выводятся шлаки и токсины. Резкое охлаждение заставляет капилляры сжиматься — сосуды избавляются от холестериновых бляшек, очищаются все органы и системы организма.



— Может ли белорусская баня стать национальным брендом?



Надеюсь, постепенно мы к этому придем. У меня достаточно клиентов из-за рубежа. Дальше всего едут за «Паром Мороза» из Австралии, Кубы, Сан-Франциско. Из Сан-Франциско ко мне приезжал чернокожий тренер теннисистки Сирены Уильямс: помню, после парной он потрясающе смотрелся на снегу! А в целом, я себя считаю родоначальником банного туризма из Беларуси — когда-то я ездил сам от мастера к мастеру, по Восточной Европе, Прибалтике, Польше. Был у Николая Петрова, легенды питерских бань. Показал ему узел, которым пользуюсь при вязке веников, свою технику парения. Он высказал свое мнение по многим тогда неясным мне вопросам, провел свой мастер-класс. Если говорить об обратном варианте — банном туризме к нам, в Беларусь, то едут ведь к конкретному мастеру парения. И таких мастеров у нас должно быть достаточно, чтобы у белорусской бани появился соответствующий имидж в мире. Тем более, что у многих жителей Западной Европы уже есть негативный опыт посещения «русской бани», где непрофессионалы их напугали и ошпарили. И переломить этот стереотип не просто.

Из Сан-Франциско ко мне приезжал чернокожий тренер теннисистки Серены Уильямс: помню, после парной он потрясающе смотрелся на снегу!
— А сколько у нас в стране профессионалов?



— Пока не много. Поэтому наш первый чемпионат — для любителей. Чтобы популяризировать наши банные традиции, чтобы люди шли в баню не пить алкоголь или играть в боулинг, не за бильярдом и караоке, когда в парную гости могут и не зайти. Постепенно профессиональные парильщики у нас появятся. Но стать профессионалом в этой сфере непросто, как и в любой другой. Поэтому я решил сделать первый белорусский чемпионат народным, а профессиональный провести чуть позже. Хочется дать мастер-классы всем, кто любит париться и интересуется белорусской банной традицией как важной частью национальной культуры. Рассказать о тех нюансах, которые делают баню мощным источником здоровья. Посмотреть, как наши соотечественники умеют работать веником, как обращаются с паром. И, может быть, узнать для себя что-то новое. Ведь если любитель сумеет обосновать судьям свою технику, это будет очень интересно и профессионалам, и зрителям.



— Что отличает профессионального парильщика от любителя?



— Профессионал — тот, кто прошел обучение в серьезных банных школах — а такие есть и у нас в Минске, и в Украине, Москве, Питере, Казани, на Урале и в Прибалтике. Это люди, которые видели не одного мастера, владеющие многими методиками парения, знающие основы безопасности в бане для себя и гостя. Профессиональный банщик — это тот, кто попарит гостя так, как надо гостю в данный момент, а не так, как он умеет. Ведь настоящая баня — разная для каждого из тех, кто приходит в парную. Техника парения зависит от здоровья клиента, его настроения, характера и причины посещения бани. Поэтому и противопоказаний у белорусской бани с профессиональным парильщиком совсем немного: первый триместр беременности, кожные болезни, хронические болезни в период обострения, острые воспалительные заболевания, онкология — вот, пожалуй, и все. Мы парим беременных на 40-й неделе, друг начал парить сына в возрасте 10 дней. В прошлом году, тоже во время Международной специализированной выставки «Деревянное и каркасное домостроение», я проводил во Дворце спорта акцию «Открытое окошко женской бани». Девчата, мои ученицы, парили женщин совершенно разного возраста — 18, 28, 40 лет, ну, и еще с мамой был пятилетний парнишка. А все желающие могли это увидеть. Разумеется, все происходило в купальниках, ведь это скорее шоу, хотя правила оздоровительной бани были соблюдены. Но вообще-то я противник плавок и купальников в бане. В парной нет пола, а к банщику приходят, как к врачу. Мои клиенты, с которыми мы давно работаем, это знают. Когда тело перетянуто резинками, это словно идешь по хорошей трассе на скорости — и вдруг лежачий полицейский. Так и тут — нет вольного движения крови, лимфы, эмоций, энергии… Гость не чувствует свободы тела и мыслей. А вот когда ничего не мешает процедуре, то и происходит взрыв положительных эмоций и то, что называется «заново родился».


Интервью взято с сайта журнала "Современное строительство" http://masterskaya.by/articles/34/banya+par/
Будьте первыми, кто узнает о наших новостях!
Made on
Tilda